Когда-нибудь мы назовем это блюз

Previous Entry Share Next Entry
Люди, люди, лишь бы знать, что открыта мне дверь. Ч. 4
valerax

Есть у меня на работе маленькая девочка Алена. Маленькая. Давеча у нее был день рождения и, мне ничего не оставалось, как подарить ей книгу (я всем дарю книги) и открытку. Открытка обычная, белая, с рисунком. Таких открыток было много на стенде старого армянина на Вернисаже. Что мне оставалось там написать кроме «Надеюсь, ты когда-нибудь посетишь эту страну и полюбишь ее как я»? 
IMG_9669




Думаю, что-то такое началось с путеводителя. Наверное, нет ничего такого в мире, что мы бы ругали так как его. Сейчас я понимаю, что сам путеводитель, единственный, который мы нашли в Москве, армянский. Даже нет, не армянский, он – армянин. Душа у него армянская, образ жизни… Да, я имела смелость взять на себя составление маршрута по Еревану именно с помощью этого путеводителя. Каждый раз, когда нас спрашивали, знаем ли мы Армению, мы отвечали примерно так: эээээ, нет, но у нас есть путеводитель!

…мы поставили палатку прямо у стен монастыря. Когда вы рассказываете армянам, откуда путь держите, не говорит ТАтев – вряд ли вас поймут, да и весь смысл утрачивается. Позвольте себе на секунду стать армянином и скажите ТатЭв. Ударение на последний слог – отличительная черта армянского произношения. Я понимаю, подобно тому, как рожденный ползать летать не может, вы не сможете нараспев произнести слово ТатЭв. Нужно быть армянином, чтобы взмахивать руки во время танца, подобно тому, как взмахивает крылья канатная дорога, ведущая к монастырю.
 

Позвольте мне наглую роскошь: я буду писать, нет, не говорить, писать ТатЭв, ибо в ушах у меня до сих пор играет именно эта мелодия. Так вот, ТатЭв – это место, где воздух пахнет чаем, шумит невидимая река и непрерывно течет чья-то подземная жизнь. Да, я всю ночь чувствовала под своим телом течение чьей-то жизни, на которую мы хамовато поставили палатку и уложили свои тела в спальниках.
IMG_3560


Вечером, кутаясь в теплые вещи и попивая чай с травой, купленной у местной армянки, мы смотрели, как заканчивают свой ужин коровы на противоположной скале под звон монастырских колоколов. 
IMG_3567


Армянское сердце и сегодня продолжает биться в древних монастырских стенах, когда нет больше ига османов и не нужно бежать в горы, ища защиты у камня. Сегодня – это монастырь, как и положено  всем монастырям, место мира и света.IMG_3530



Мы вернулись из ТатЭва, еле волоча ноги. Голова все еще слега кружилась после фуникулера, наш незатейливый автостоп привел нас снова на Севан, а наш багаж пополнился ведром абрикосов, персиков и огромным арбузом.


Есть у армян инструмент дудук. Эта дудочка делается из абрикосового дерева. Верхняя часть его изготовляется из стебля камыша. Дудук издает звуки, которые мне пока не с чем сравнить. Хотя…нет, есть. Мелодию дудка напоминает слово "ТатЭв". Если вы слышали, как они произносят это слово, то, наверняка, вспомнили бы маленькую абрикосовую дудочку – дудук: Та-ттЭв, Та-ттЭЭв...  
IMG_3058

IMG_3033 
Каждый раз, восстанавливая из руин свои города, армянин не забывал посадить абрикосовое деревце - цирани цар. И век за веком слушал армянин тонкое щемящее горлышко дудука, выводящего древнюю мелодию о своей земле.




?

Log in